Карта сайта
14 июня 2017, 12:40

Единороссы о 90-х

«90-е годы надо называть не лихими, а святыми, и поклониться тем людям, которые жили в то сложное время, которые создавали и строили новую страну в тяжелых условиях, не потеряв в нее веру», — так недавно сказала вдова первого российского президента Бориса Ельцина Наина. Свое отношение к 90-м выразили члены и сторонники партии «Единая Россия» в интервью ИА «Амител«.

Людмила Зубович, глава Барнаула, в прошлом педагог, директор барнаульской школы № 31, 69 лет:

«С 1991 года я работала директором школы. И все 90-е, и 2000-е годы, все 17 лет, что я руководила школой, были годами лишений. У нас тогда работало более ста педагогов, и никто не получал зарплату по два-три месяца, однажды четыре месяца. Мы с педагогами оказались между небом и землей: обязаны выполнять свою миссию — учить детей, организовывать их досуг, а учителя падали в обморок от голода. Надо было и семьи кормить.

Тогда город хорошо сработал, у власти как раз был Владимир Николаевич Баварин. Были взаимозачеты, можно было получить по карточкам продукты в магазинах.

Была нищета, мы буквально пережили войну.

Учителя ходили полуголодные, полураздетые, но никто никогда не опаздывал на работу, не отказывался выходить на работу, проводить мероприятие для детей. Все работали на совесть, поддерживали друг друга. Представьте, какое мужество и сила!

Даже тогда в голове не было мыслей о том, чтобы заняться предпринимательской деятельностью. Вся наша сущность была настроена на добросовестную реализацию по профессии. Удивительно, но в эти голодные времена появились новаторы-педагоги, все жадно стремились к знаниям, экспериментировали».

Сергей Писарев, фракция «Единая Россия» в АКЗС, директор барнаульского зоопарка и парка «Лесная сказка», 59 лет

«А почему, собственно, непростые? Интересные. Годы надежд и планов на скорое лучшее. Годы нового и неизвестного... Ощущение свободы тех лет до сих пор греет душу. Мы были молодыми, и нам все было по плечу. Вначале пустые прилавки и талоны, а потом магазины, полные импортных товаров. Но главное было в другом. Мы жили переменами. Великими переменами! История потом расставит все по своим местам, но моему оптимизму не было предела. Я радовался и принимал все новое. Я жил в ногу со временем. И не жалею о том, что сегодня я живу в другой стране, родившись в СССР. Свой ваучер (моя часть народного достояния) я износил за три года и потом выбросил эти старые джинсы. А один ваучер я берегу как символ великого обмана великого народа. Девяностые – это годы моей работы в школе. Я и сейчас живу своими учениками и коллегами. Мы вместе жили и творили. Мы были и остаемся неисправимыми оптимистами. Я недавно написал небольшой рассказ о тех годах. Это мои наблюдения за происходящим. Забавная штука получилась. Без ноты горечи и переживания».

Федор Найден, глава Каменского района, предприниматель со стажем, 56 лет:

«В те годы я уже серьезно стоял на ногах, у меня была звероферма, мясокомбинат, молзавод, сеть магазинов, заправки. Тем, кто только поднимался, было трудно выживать. Я помню, как тогда «кошмарился» бизнес, рэкет процветал. У меня однажды была история: приехали бандиты, потребовали платить им дань. Работники моего предприятия посадили меня в машину, окружили ее с арматурой и, можно сказать, отбили. Больше ко мне никто никогда не приезжал. Я никогда не платил никому денег просто так, за невыполненную работу. Но было очень обидно смотреть на ребят, которые попали в зависимость к бандитам.

Но, с другой стороны, в те годы было проще организовать бизнес, никто не препятствовал, давали волю. Помню, когда я занимался зверофермой, я первые два года был освобожден от налога на прибыль. Сейчас сложнее, все рынки заняты. Хотя все зависит от человека».

Александр Траутвейн, депутат АКЗС («Единая Россия«), генеральный директор ООО «СП им. Г.С. Титова», 50 лет:

«Да, 90-е сегодня много критикуют, вспоминают высокую инфляцию, невыплаты зарплаты, приватизацию. Я с этим согласен, но хочу сказать про бизнес. Мы создали свое дело в 1992 году, и тогда, по сравнению с сегодняшним днем, волокиты было меньше в разы. Кредит оформляли с одним документом за день. Для программы, по которой за бюджетные деньги строились дороги, подстанции, требовалось буквально две-три бумаги. Автомобили по программе «силаевского миллиарда» тоже получали легко и быстро. А сегодня мы постоянно что-то регистрируем, страхуем, оформляем, везде требуется солидный пакет документов.

Любые вопросы в 90-х решались намного быстрее. Это я считаю положительным моментом. Было сложно, но мы жили, работали, достигали неплохих результатов. Тогда происходило становление нового государства – другие законы и правила игры. Но есть люди, которые многое потеряли – это в первую очередь пенсионеры и те, кто всю жизнь работал в колхозах.

Мы тогда открыли три магазина, и первые закупки товаров шли буквально под честное слово — платишь деньги в Барнауле, а получаешь товар, например, в Белгороде. Конечно, случалось и обманываться, но я, честно, вспоминаю с добром то время — новое, динамичное, меняющееся. Мы сумели достойно пройти 90-е годы, сохранить производственный потенциал и в 2000-е годы сумели развиться в одно из сильных предприятий Алтайского края. За это я урокам 90-х благодарен».

Татьяна Ильюченко, председатель комитета АКЗС по социальной политике (фракция «Единая Россия«), паралимпийская чемпионка, 43 года:

«Это были годы тотальной невыплаты заработной платы, и всем жилось непросто. 90-е стали временем моего становления. Я даже замуж выходила как раз после денежной реформы 1991 года. Страшный дефицит, элементарно купить что-то на свадебный стол было серьезным «квестом». Вещи и продукты тогда не покупали, а доставали, если были нужные знакомые. Деньги сами по себе ничего практически не решали.

В 1992 году я была в декретном отпуске, а муж (Николай Ильюченко — прим. ред.) ездил на Паралимпийские игры во Францию, откуда привез три золотые медали. Всероссийское общество слепых заплатило ему призовые. А тогда была страшная инфляция, деньги обесценивались молниеносно. На премию за три паралимпийские медали мы купили большую пластмассовую неваляшку для ребенка и бутылку коньяка.

В 90-е мы стали выезжать за границу на соревнования и практически все суточные мы привозили обратно. На эти деньги мы покупали здесь спортивный инвентарь – его нам тогда не выдавали, а стоил он очень дорого. Помню, я работала в швейном цехе, и зарплата у меня была, условно, 700 рублей. Профессиональные лыжные ботинки стоили в пять раз дороже.

Я не могу сказать, трудно тогда было или нет, тогда мы в этих реалиях жили, а оценивать их можем сейчас. В каком-то смысле хорошо, что эти непростые годы были в моей жизни, потому что сейчас я ценю то, что у меня есть».

Ссылка для блогов